Заболевания

Почему летом куры не несутся

Короткие рассказы про весну

Рассказы для детей о весне, природе и животных весной.

Весна! Весна! И всё ей радо!

Автор: Гоголь Николай Васильевич

Весна, долго задерживаемая холодами, вдруг началась во всей красе своей, и жизнь заиграла повсюду. Уже голубели пролески, и по свежему изумруду первой зелени желтел одуванчик. Рои мошек и кучи насекомых показались на болотах; за ними вдогон бегал уже водяной паук; а за ним и всякая птица в сухие тростники собралась отовсюду. И все собиралось поближе смотреть друг друга. Вдруг населилась земля, проснулись леса, луга. В деревне пошли хороводы. Гулянью был простор. Что яркости в зелени! Что свежести в воздухе! Что птичьего крику в садах.

Автор: Толстой Алексей Николаевич

На солнце нельзя было теперь взглянуть, — лохматыми ослепительными потоками оно лилось с вышины. По синему-синему небу плыли облака, словно кучи снега. Весенние ветерки пахнули свежей травой и птичьими гнездами.

Перед домом лопнули большие почки на душистых тополях, на припеке стонали куры. В саду, из разогретой земли, протыкая зелеными кочетками догнивающие листья, лезла трава, весь луг подернулся белыми и желтыми звездочками. С каждым днем прибывало птиц в саду. Забегали между стволами черные дрозды — ловкачи ходить пешком. В липах завелась иволга, большая птица, зеленая, с желтой, как золото, подпушкой на крыльях, — суетясь, свистела медовым голосом.

Как солнцу вставать, на всех крышах и скворечниках просыпались, заливались разными голосами скворцы, хрипели, насвистывали то соловьем, то жаворонком, то какими-то африканскими птицами, которых они наслушались за зиму за морем, — пересмешничали, фальшивили ужасно. Сереньким платочком сквозь прозрачные березы пролетел дятел, садясь на ствол, оборачивался, дыбом поднимал красный хохолок.

И вот в воскресенье, в солнечное утро, в еше не просохших от росы деревьях, у пруда закуковала кукушка: печальным, одиноким, нежным голосом благословила всех, кто жил в саду, начиная от червяков;

— Живите, любите, будьте счастливы, ку-ку. А я уж одна проживу ни при чем, ку-ку.

Весь сад слушал молча кукушку. Божьи коровки, птицы, всегда всем удивленные лягушки, сидевшие на животе, кто на дорожке, кто на ступеньках балкона, — все загадали судьбу. Кукушка куковала, и еше веселее засвистал весь сад, зашумел листьями. Медовым голосом, точно в дудку с водой, свистит иволга. Окно было раскрыто, в комнате пахло травой и свежестью, свет солнца затенен мокрой листвой. Налетел ветерок, и на подоконник упали капли росы. До того было хорошо, проснувшись, слушать свист иволги, глядеть в окно на мокрые листья.

Автор: Тургенев Иван Сергеевич

. Далее, далее. Пошли степные места. Глянешь с горы — какой вид! Круглые, низкие холмы, распаханные и засеянные доверху, разбегаются широкими волнами; заросшие кустами овраги вьются между ними; продолговатыми островами разбросаны небольшие роши; от деревни бегут узкие дорожки. но далее, далее едете вы.

Холмы все мельче и мельче, дерева почти не видать. Вот она, наконец, — безграничная, необозримая степь.

А в зимний день ходить по высоким сугробам за зайцами, дышать морозным острым воздухом, невольно щуриться от ослепительного мелкого сверкания мягкого снега, любоваться зеленым цветом неба над красноватым лесом. А первые весенние дни, когда крутом все блестит и обрушается, сквозь тяжелый пар талого снега уже пахнет согретой землей, на проталинах, под косым лучом солнца, доверчиво поют жаворонки, и, с веселым шумом и ревом из оврага в овраг клубятся потоки.

Автор: Толстой Лев Николаевич

Пришла весна. По мокрым улицам журчали торопливые ручьи. Все стало ярче, чем зимой: и дома, и заборы, и одежда людей, и небо, и солнышко. От солнца майского жмуришь глаза, так оно ярко. И по-особому оно ласково греет, точно гладит всех.

В садах пухнули почки деревьев. Ветви деревьев покачивались от свежего ветра и чуть слышно шептали свою весеннюю песню.

Шоколадные чешуйки лопаются, как будто выстреливают, и показываются зеленые хвостики. И лес, и сад по-особому пахнут — зеленью, оттаявшей землей, чем-то свежим. Это почки с разных деревьев разными запахами перекликаются. Понюхаешь черемуховую почку — горьковато-вкусный запах напоминает тебе белые кисточки ее цветов. А у березы свой особый аромат, нежный и легкий.

Запахи наполняют весь лес. В весеннем лесу дышится легко и свободно. И уже зазвенела короткая, но такая нежная и радостная песня малиновки. Если прислушаться к ней, то можно разобрать знакомые слова: «Славься, славься все кругом!» Свистит, переливается на все лады молодой, зеленеющий лес.

Радостно, молодо и на небе, и на земле, и в сердце человека.

Автор: Толстой Лев Николаевич

Весна долго не открывалась. Последние недели стояла ясная морозная погода. Днем на солнце таял снег. Вдруг потянуло теплым ветром. Надвинулся густой серый туман. В тумане полились воды. Затрещали льдины. Двинулись мутные потоки. К вечеру туман ушел. Небо прояснилось. Утром яркое солнце быстро съело тонкий лед. Теплый весенний воздух задрожал от испарений земли. Залились жаворонки над бархатом зелени и жнивьем. Высоко пролетели с весенним гоготаньем журавли и гуси. Заревели на выгонах коровы. Пришла настоящая весна.

Автор: Куприн Александр Иванович

Раннее весеннее утро — прохладное и росистое. В небе ни облачка. Только на востоке, там, откуда сейчас выплывает в огненном зареве солнце, еще толпятся, бледнея и тая с каждой минутой, сизые, предрассветные тучи. Весь безбрежный степной простор кажется осыпанным тонкой золотой пылью. В густой буйной траве там и сям дрожат, переливаясь и вспыхивая разноцветными огнями, бриллианты крупной росы. Степь весело пестреет цветами: ярко желтеет дрок, скромно синеют колокольчики, белеет целыми зарослями пахучая ромашка, дикая гвоздика горит пунцовыми пятнами. В утренней прохладе разлит горький здоровый запах полыни, смешанный с нежным, похожим на миндаль, ароматом повилики. Все блещет и нежится и радостно тянется к солнцу. Только кое-где в глубоких и узких балках, между крутыми обрывами, поросшими редким кустарником, еще лежат, напоминая об ушедшей ночи, влажные синеватые тени.

Высоко в воздухе, не видные глазу, трепещут и звенят жаворонки. Неугомонные кузнечики давно подняли свою торопливую, сухую трескотню.

Степь проснулась и ожила, и кажется, будто она дышит глубокими, ровными и могучими вздохами.

Детские годы Багрова-внука

Автор: Куприн Александр Иванович

. В середине великого поста наступила сильная оттепель. Снег быстро начал таять, и везде показалась вода. Приближение весны в деревне произвело на меня необыкновенное, раздражающее впечатление. Я чувствовал никогда не испытанное мною, особого рода волнение. и следил за каждым шагом весны. Шире, длиннее становились грязные проталины, полнее наливалось озеро в роще, и, проходя сквозь забор, уже показывалась вода между капустных гряд в нашем огороде. Все замечалось мною точно и внимательно, и каждый шаг весны торжествовался как победа!

Грачи давно расхаживали по двору и начали вить гнезда в Грачевой роше. Скворцы и жаворонки тоже прилетели; и вот стала появляться настоящая птица, дичь, по выражению охотников.

Сколько волнений, сколько шумной радости!

Вода сильно прибыла. Река выступила из берегов, слилась с озером Грачевой рощи. Все берега были усыпаны всякого рода дичью; множество уток плавало по воде между верхушками затопленных кустов, а между тем беспрестанно проносились большие и малые стаи разной прилетной птицы; одни летели высоко, не останавливаясь, а другие низко, часто опускаясь на землю; одни стаи садились, другие поднимались, третьи перелетывали с места на место; крик, писк, свист наполняли воздух. Не зная, какая это летит или ходит птица, какое ее достоинство, какая из них пищит или свистит, я был поражен, обезумлен таким зрелищем. Я слушал, смотрел и тогда ничего не понимал, что вокруг меня происходит, только сердце то замирало, то стучало, как молоток; но зато после все представлялось, даже теперь представляется мне ясно и отчетливо, доставляло и доставляет неизъяснимое наслаждение.

Мало-помалу привык я к наступившей весне и к ее разнообразным явлениям, всегда новым, потрясающим и восхитительным; говорю привык, в том смысле, что уже не приходил в исступление.

Уже совсем весна

Автор: Чехов Антон Павлович

На улице совсем весна. Мостовые покрыты бурым месивом, на котором уже начинают обозначаться будущие тропинки; крыши и тротуары сухи; пол заборами сквозь гнилую прошлогоднюю траву пробивается нежная, молодая зелень.

В канавах, весело журча и пенясь, бежит грязная вода. Щепочки, соломинки, скорлупа подсолнухов быстро несутся по воде, кружатся и цепляются за грязную пену. Куда, куда плывут эти щепочки? Очень возможно, что из канавы попадут они в реку, из реки в море, из моря в океан.

Словарь родной природы

Автор: Паустовский Константин Георгиевич

Очень богат русский язык словами, относящимися к временам года и к природным явлениям, с ними связанным.

Возьмем хотя бы раннюю весну. У неё, у этой ещё зябнувшей от последних заморозков девочки-весны, есть в котомке много хороших слов.

Начинаются оттепели, ростепели, капели с крыш. Снег делается зернистым, ноздреватым, оседает и чернеет. Его съедают туманы. Постепенно развозит дороги, наступает распутица, бездорожье. На реках появляются во льду первые промоины с черной водой, а на буграх — проталины и проплешины. По краю слежавшегося снега уже желтеет мать-и-мачеха.

Потом на реках происходит первая подвижка из лунок, продухов и прорубей выступает наружу вода.

Ледоход начинается почему-то чаще всего по темным ночам, после того, как «пойдут овраги» и полая, талая вода, звеня последними льдинками — «черепками», сольется с лугов и полей.

Здравствуй, весна!

Соколов-микитов Иван Сергеевич

Потемнели дороги. Посинел на реке лед. Грачи поправляют гнезда. Звенят ручьи. Надулись на деревьях пахучие почки. Увидали ребята первых скворцов.
Стройные косяки гусей потянулись с юга. Высоко в небе показался караван журавлей.
Ива распустила мягкие пуховки. Побежали по тропинкам хлопотливые муравьи.
Выбежал на опушку заяц-беляк. Сидит на пеньке, глядит вокруг. Вышел большой лось с бородкой и рогами. Радостное чувство наполняет душу.

Соколов-микитов Иван Сергеевич

Тот, кто ночевал много раз у костра в лесу, никогда не забудет охотничьи весенние ночлеги. Чудесно наступает предутренний час в лесу. Кажется, невидимый дирижер поднял волшебную палочку и по его знаку начинается прекрасная симфония утра. Подчиняясь палочке невидимого дирижера, одна за другою гаснут над лесом звезды. Нарастая и замирая в макушках деревьев, над головами охотников проносится предрассветный ветер. Как бы включаясь в музыку утра, слышится пение первой проснувшейся птички—зорянки.
Тихий, знакомый слышится звук: «Хоррр, хоррр, цвиу! Хоррр, хоррр, цвиу!» — это тянет над утренним лесом вальдшнеп — лесной длинноклювый кулик. Из тысячи лесных звуков чуткое ухо охотника уже ловит необычную, ни на что не похожую песню глухаря.
В самый торжественный час появления солнца звуки лесной музыки особенно нарастают. Приветствуя восходящее солнце, в серебряные трубы трубят журавли, на бесчисленных свирелях повсюду заливаются неутомимые музыканты — дрозды, с голых лесных полян поднимаются в небо и поют жаворонки.

Прекрасное время

Григорович Дмитрий Васильевич

Апрель идет к концу. Весна была ранняя. Снег сошел с полей. Зеленеют озими. Как хорошо в поле! Воздух наполнен песнями жаворонка. В ветках и стебельках движется свежий сок. Солнце греет чащу и поля. В лесу и овраге тают остатки снега. Жужжат жуки. Река вступила в свои берега. Прекрасное это время — весна!

На мартовском солнышке

Автор: Абрамов Федор Андреевич

В затишье, на укромных лесных полянах, солнышко припекает, как летом. Подставишь ему одну щеку, хочется подставить и другую — приятно.

Греется на солнышке и ель рогатая, густо, от маковки до подола, обвешанная старыми шишками, греются березки-ластовицы, греется лесная детвора — верба.

Автор: Абрамов Федор Андреевич

Вот и опять весна. Не успел отыграть закат, как начал румяниться восток. По Пинеге густо, россыпью идет лес. Лобастые бревна, как большие рыбины, с глухим стуком долбят заново поставленный бон. Бон поскрипывает, вода хлюпает в каменистом горле перемычки:

«Эхэ-хэ-хэ-хэй!» Зычное эхо прокатилось по ночной Пинеге, выскочило на тот берег, аукая, по верхушкам сосняка.

По-летнему заиграло эхо. Снова дождались светлых дней!

И день не день, и ночь не ночь. Таинственно, прозрачно небо над безмолвной землей. Дремлют в окружении леса — темные, неподвижные. Не потухающая ни на минуту заря золотит их остроконечные пики на востоке.

Сон и явь путаются в глазах. Бредешь по селенью — и дома, и деревья будто зыбятся слепя, да и сам вдруг перестал ощущать тяжесть собственного тела, и тебе уже кажется, что ты не идешь, а плывешь над притихшей деревней.

Тихо, так тихо, что слышно, как, осыпаясь белым цветом, отдыхает под окном черемуха. От деревянного днища ведра, поднятого над колодцем, отделяется нехотя капля воды — гулким эхом откликается земная глубь. Из приоткрытых хлевов наплывает сладковатый запах молока, горечь солнца излучает избяное дерево, нагретое за день. Заслышав шаги, пошевелится под крышей голубь, воркнув спросонья, и тогда, медленно кружась, полетит на землю легкое перо, оставляя за собой в воздухе тоненькую струйку гнездовьего тепла.

Почему летом куры не несутся

Только встанет над Москвою утро вешнее,
Золотятся помаленьку облака,
Выезжаем мы с тобою, друг, по-прежнему
И, как прежде, поджидаем седока.

Эх, катались мы с тобою, мчались вдаль стрелой
Искры сыпались с булыжной мостовой.
А теперь плетемся тихо по асфальтовой
Ты да я поникли оба головой

Припев:
Hу, подружка верная, ты старушка древняя
Встань, Маруська в стороне.
Hаши годы длинные, мы друзья старинные,
Ты верна, как прежде, мне.

Я ковал тебя железными подковами,
Я коляску чистым лаком покрывал.
Hо метро сверкнул перилами дубовыми.
Сразу всех он седоков околдовал.

Hу и как же это, братцы, получается,
Все так в жизни перепуталось хитро —
Чтоб запрячь тебя, я утром отправляюся
От Сокольников до парка на метро.

Музыка: П. Ипполитов Слова: Н. Берендгоф (1936 год)
Источник: Советская музыка

Мы верили, мы знали,
Что, роя котлован,
Мы твой, товарищ Сталин,
Осуществляем план.

Лопатами вгрызались
Мы в твёрдый пласт земли,
Огни нам улыбались
И радугой цвели.

Мы спорили с природой,
Мы верили в успех,
И в грохоте лебедок
Бежал бодрящий смех.

Смотрите так же:  Как вылечить синдром поликистозных яичников

Была вода по горло,
Хватала девять лет
И снился город новый,
Как памятник побед.

В тоннелях наша воля.
Крепчал асфальт во мгле.
Мы строим под землею,
Мы строим на земле.

Опишут для столетий,
Да не одно перо.
А после скажут детям,
Как бились за метро.

Работал перфоратор,
Дрожал подземный мир,
Пел песню по-казахски
Бетонщик-бригадир.

Нам Сталин раскрывает
Счастливый наш удел.
Стоит холодный мрамор
Великих наших дел.

Там солнце улыбалось
Бетону, кирпичу,
И Лазарь Каганович
Нас хлопал по плечу.

Рубя пласты киркою,
Кричал «огонь!» абрек.
Мы строим под землею,
Чтоб верить на земле.

Песенка о метро

Музыка А. Островского, слова Н. Лабковского
Исполняла Мария Миронова (1950 год)

В Москве за долгие века
Чудес свершилося немало,
Но под землёй наверняка
Чудес подобных не бывало.

Вагоны вихрем мчатся там,
Не зная грохота и прямо,
Без них едва ли москвичам
Успеть со службы на Динамо.

Припев:
До чего ж оно хитро,
До чего ж оно хитро,
До чего ж оно всё здорово
Придумано — метро

В нём и мрамор и стекло,
В нём просторно и светло,
Летом в нём прохладно,
А зимой — тепло.

Весь хоть мир обшарь, но краше
Не найдёшь метро, чем наше
Отличное,
Столичное метро!

Тряслись с вокзала на Арбат
Полдня на конках наши деды,
А я к Арбату и назад
За пять минут в метро доеду.

Спустись в метро и посмотри —
Когда и где такое было:
В Москве часа на два, на три
Метро нам сутки удлинило.

Сказать могла бы много я
О жизни метрополитена,
Но этак на метро, друзья,
Мы опоздаем непременно.

И в ранний час, и в поздний час
Вы о метро не забывайте,
И в поездах подземных мчась
Вы эту песню напевайте.

Музыка В.Сюткин, слова С.Патрушев, В.Сюткин

С утра в метро спускаюсь я,
Там протекает жизнь моя,
Вперед лицом, назад спиной
Я еду девять остановок по прямой,
Два раза в день, за годом год
Спускаюсь я в подземный ход.

Припев:
Ежедневно сорок две минуты под землей,
Туда-сюда, сюда-туда,
Эти сорок две минуты под землей
Я день за днем сложил в года.

И если есть на небе Бог,
То под землей вместо него электроток:
Вперед спиной, назад лицом
Он мчит по кругу нас магическим кольцом.
Два раза в день, за годом год
Мы едем задом-наперед.

Алексей Кортнев, группа «Несчастный случай»

Мама, здесь трещина в доме,
Эта трещина в доме —
Под нами роют метро, о,
Мама здесь трещина в доме,
Эта трещина в доме —
Под нами роют метро, о-о.

В центре столицы,
В контакте с милицие-е-ей
И прочими лицами
Из тех, кто носит жетон,
Я болел в детстве свинкой,
В юности — свингом,
А потом излечился,
И поверил как в крепость в свой дом.
И я жил между прочих
И вставал среди ночи,
Ощущая на почве
Некий беспочвенный гул.
И однажды зимою
Треснул пол подо мною,
И я лег животом на паркет
И впервые взглянул,

Припев:
Мама, в эту трещину в доме,
Эту трещину в доме —
Под нами роют метро, о-о.

А в начале апреля
Появился из щели
Человек в отутюженной робе
И мягко сказал,
Что, мол, его поздравления,
Что есть общее мнение,
Что мой дом оборудуют
Под пересадочный зал.
И я звал тебя, мама,
Но в трещину прямо
Шли бригады проходчиков
С песней гражданской войны.
Ослабевший от горя
Я уснул в коридоре,
И тогда под меня
Подвели эскалатор они, о.

Но знаешь ли, мама,
Я прижился здесь, мама,
Здесь ветер и мрамор,
И я не плачу за проезд,
Я ношу желтый китель,
Я хожу только прямо —
Образцовый житель
Показательных мест.
Приходя домой, мама,
Я тяну из кармана
Связки своих пятаков
И под землю, гуд бай!
Здесь моя Ойкумена,
Приезжай непременно
Навестить меня, мама,
В этот мраморный рай.

Мраморный рай, мраморный рай,
Мраморный рай, мраморный рай,
Мраморный рай, мраморный рай,
Мраморный рай, мраморный рай,
Мама, здесь трещина в доме,
Эта трещина в доме —
Под нами роют метро, о,
Мама, здесь трещина в доме,
Эта трещина в доме —
Под нами роют метро, о,
Слева роют метро, о,
Вчера рыли метро, о,
Завтра будут рыть,
Под нас копают, мама!

Алексей Иващенко, группа «Иваси»

Я в метрополитен пустой проникну легко.
И ноль часов часы пробьют, и новый виток начнет Земля
И фотоэлемент меня узнает и пропустит без пятаков —
Я слишком часто здесь бываю после нуля.

И милиционер хитрец не тронет меня,
Ведь я не хулиган не пьян, я скромно шагаю по прямой
А то, что я пою немного громко, это тоже можно понять —
Я возвращаюсь слишком поздно домой.

Вновь вагон завоет как тромбон — то ли на пересадку манит,
То ли просто тихо зевает, перед тем как спать уйти.
Прямо перед депо меня оставит и пропадет в тоннеле
Дядя в кепочке с гербом мне почему то хитро глянет вслед,
Как будто все понимает, и замрет на полпути
старый эскалатор, устав.

Я выйду из дверей метро, и выключат свет.
Автобус подберет меня, в последний ночной маршрут спеша,
И словно таракан по темной кухне по ночной усталой Москве
На четырех колесах проползу я шурша.

И свой знакомый ключ найду в углу потайном.
Замок тепло руки узнав, откроется мягко, без щелчка
На цыпочках пройду по коридору, и простит меня старый дом
За то, что задержался сегодня слегка.

И снова полон день забот, а вечер забав.
Но как бы не звала меня моя бестолковая звезда,
Как глупый электрон с любой орбиты, всю энергию растеряв
Я неизменно возвращаюсь только сюда.

Я верю, что мой ключ лежит в углу потайном.
Я знаю, по шагам меня, замок распознает без труда.
Но каждый раз в метро, в пустом вагоне, я мечтаю лишь об одном:
Ах, только б в этот раз мне не опоздать.

Группа «Високосный год»

Наша с ней основная задача
Незастуканными быть на месте
Явки, пароли, чужие дачи
И дома надо быть в десять
Она прячет улыбку и слезы
Она редко мне смотрит в глаза
Мы спешим разными дорогами
На один вокзал

В тайниках ледяного сердца
Спрятан очень большой секрет
Как одна короткая встреча
Затянулась на несколько лет
Среди сотни общих знакомых
И десятка фальшивых друзей
Она делает вид, что смеется
Я стараюсь не думать о ней

Припев:
Мы могли бы служить в разведке
Мы могли бы играть в кино
Мы как птицы садимся на разные ветки
И засыпаем в метро

Это мы придумали Windows
Это мы обьявили дефолт
Нам играют живые Beatles
И стареющий Adrian Pol
Наши матери в шлемах и латах
Бьются в кровь о железную старость
Наши дети ругаются матом
Нас самих почти не осталось

От Алтуфьево до Пражской
Лишь на первый взгляд далеко
Мы везем московские тайны
По секретным веткам метро
Не найдя других аккордов
Мы теряем друг друга снова
В бесконечности переходов

Автор неизвестен (поется на мотив «Восточной Песни»)
Прислал Юрий Егоров [metro]

Льет ли теплый дождь,
Падает ли снег
Я с контроллером в обнимку под землей сижу.
Ход 1, Ход 2,
А потом Ход 3,
Но не вздумай разогнаться АРС не дремлет.

Странный и смешной
Метрополитен
Говорят, что очень не хватает нам бригад,
Но техминимум попробуй сдай хотя бы раз,
Провода запомни и позиции РК
Быть может, сдашь, а может, нет.

Поезда у нас
Просто первый класс
Не закрылись двери или цепь не собралась.
А Мытищи нам
Возят всякий хлам
А потом нам собирать запчасти по путям.

Посмотрел в наряд
Лучше б не смотрел,
Как в шифровку Джеймса Бонда я в него глядел
В каждой строчке только точки, а фамилий нет,
И не знаешь, ты сегодня в смене или нет,
Быть может, да, а может нет.

По ночам в тиши,
Когда город спит
По всей линии резервом едем отдыхать,
А наутро, в полшестого, нужно выезжать
И по линии опять состав весь день гонять
И приезжать, и уезжать.

Песня из т/ф «Город над головой»

Автор музыки и слов неизвестен
Прислал Сергей Курзаев [metro]

Пусть многое забудится и сгладится.
Но это, всё же право, не беда.
Хочу тебе в одной признаться слабости —
Я так люблю смотреть на поезда.

Припев:
А над землёй проносятся года.
А под землёй всё так же, как всегда.
И день и ночь, горя огнями встречными.
Приходят и уходят поезда,
приходят и уходят поезда.

Мы сами возводили эти станции.
Вели работу, зная наперёд:
А всё же, что-то после нас останется,
А всё же, что-то нас переживёт.

В стремительном полёте будто замерли.
Высокие колонны и столбы.
И навсегда осталась в этом мраморе.
Частица нашей жизни и судьбы.

И я гляжу во след составу поезда,
Пока прощания не настанет срок.
Пока в глубоком сумраке не скроется
Малиновый, последний огонёк.

Автор музыки и слов Борис Бурда

Над Москвой буква «М» горит,
По Москве под Москву каждый день,
Как Тезеи, спешат в лабиринт
Миллионы пещерных людей.

Час — домой, до работы — час,
Час — до центра, к товарищу — два,
Я бы пенсии всем москвичам,
Как шахтерам, досрочно давал.

Все трудней мне из года в год
Из метро выбираться на свет.
Утыкаюсь, пройдя переход,
Носом в надписи «Выхода нет».

Крепче держит всех нас на весу
Эскалаторов гибкая сталь.
И не хочешь идти — донесут,
До конца донесут, только встань.

И еще не далось легко
Мне часами в вагонах дремать
И, на рубль наменяв пятаков,
Добровольно кормить автомат.

А что делать — выхода нет,
Продвигаются здесь только так.
Не берет рублей турникет —
Подавай ему медный пятак!

Не боюсь, а так — сознаю,
Что умру я в метро в часы пик.
Лишний час на ногах простою,
Неестественно вежлив и тих.

И меня понесет толпа,
Где любой в одиночку — нуль,
И заметят, что я упал,
Лишь при выходе в вестибюль.

Москва, метро — час пик

Автор музыки и слов Владимир Капгер

Сияет, сверкает, искрится!
Хрусталь, жемчуга, серебро!
И, как говорится,
Столица гордится
Недаром, что есть в ней метро.

Родные подземные кущи
Прекрасны, как дивный мираж:
Таганка, Фили, Баррикадная — лучше
Чем Зимний дворец — Эрмитаж!

Вот станция — чисто «барокко».
А это, гляди-кось, «ампир»!
Вот строгий «модерн»,
Это станция Сокол —
Похоже на царский сортир!

А вот галерея скульптуры:
Вот дядька с лопатой стоит,
Вот тетька, а рядом колхозные куры.
Все бронза да красный гранит!

И лица суровые эти
В толпу с постаментов глядят,
А люди несутся, и трудно ответить,
Где зритель, а где — экспонат?

Сердитые серые бабки,
Печальный учащийся негр,
Киргизы в халатах и войлочных шапках
За каждый сражаются метр.

Мешочники плотной стеною
Штурмуют состав голубой.
Вот дяденька в шляпе, в очках, с бородою,
Попал, как окурок в прибой.

Открылися двери натужно,
Взревел, обезумев, народ!
Тем хочется внутрь, а этим — наружу.
Посмотрим, чья сила возьмет!

Ворвались, смели, побежали,
Киргизов затерли в углу,
А грустного негра с разбегу прижали
Расплывшимся носом к стеклу!

Откуда ты, брат по напасти?
Что делает злая судьба!
На что променял голубые лампасы,
Покинул зачем баобаб?!

Он медлит с ответом и медлит,
Мечтатель, отнюдь не хохол.
Глазами вращает, кряхтит и вздыхает,
Ногой упирается в пол.

Грохочут на стыках вагоны,
Как в долгом запутанном сне.
Несутся во мраке людей миллионы.
И хочется выкрикнуть мне:
Отройте ж метро в новостройки!
Проройте второе кольцо!
Настройте, настройте,
Настройте, настройте
Побольше подземных дворцов!

Автор музыки и слов Евгений Исакевич

На подземных станциях — сквозняки простуд,
К ним — слепые нити перегонов.
Вот заходят люди, — значит, снова в темноту
Голубым вагонам, голубым вагонам
Снова, снова в темноту.

Люди упакованы, как карандаши,
Дверь восторги лишние обрежет.
Здесь не нужен светлый мир, светлый для уехавших
Вверх по эскалаторам в розовой надежде
Мир привычный тормошить.

Да, с пути подземного не свернуть никак,
Отраженья станций с окон содраны.
Не грусти, ведь наверху поездов река
Тоже предусмотрена, кем-то предусмотрена
Навсегда, наверняка.

Знаю, надоело в темноте трястись
По пути, указанному сталью,
Но открой же двери и людей впусти.
Видишь — улыбаются, значит, все нормально,
Все забудется в пути.

Плач машиниста
(Belle — метроверсия)

Автор музыки Richard Cocciante, автор слов неизвестен
Прислал Сергей Кривов [metro]

Вновь,
вновь не видно свет в конце тоннеля,
вновь
под землей которая неделя,
вновь свет ярких фар все прорезает темноту,
работать стало уж совсем невмоготу!
Мой тяжкий крест — в тоннелях поезда гонять
и света белого почти что не видать,
несчастный крот с больной подземною душой,
я никогда не буду счастлив под землей,
и после смены мне не обрести покой —
на завтра снова отменили выходной.

Рай
обещали в метрополитене,
что
будет много выходных и денег,
но все это были лишь красивые слова,
и выходных порой бывает только два.
Своим составом, словно бесом, одержим,
работа мерзкая мою сгубила жизнь,
судьбы насмешкою я в форму облачен,
на муки адские в тоннелях обречен,
и после смены мне не обрести покой,
на завтра снова отменили выходной.

Стон
вновь раздался из моей кабины,
он
был заглушен грохотом машины,
да, и пассажиры не узнают никогда,
как тяжело водить в тоннелях поезда!
И днем и ночью лишь тоннель передо мной,
я погребен огромной каменной трубой,
не покидай меня, безумная мечта —
уйти отсюда, хлопнув дверью, навсегда!
. Мне и на пенсии не обрести покой,
мне будет сниться, что я снова под землей.

Автор Алексей с ГЗЛ (на мотив песни В.В.Высоцкого «Як-истребитель»)
Источник сайт машинистов депо «Сокол»

Я 36-й соколиный маршрут,
В рельсе контактном напруга!
А тот, который во мне сидит
Считает, что он машинюга!

Смотрите так же:  Шигеллез противоэпидемические мероприятия

Прошлой баранкой я сбил мужика,
Давно я об этом мечтал!
А тот, который во мне сидит
Опять ПВС вызывал!

Нынче с утра я срывной потерял:
Меня пневматик «заштопал».
А тот, котрый во мне сидит
Опять автостоп прошлёпал!

Он рвёт на себя — и нагрузки вдвойне,
Эх, тоже мне, первый класс!
Но больше не буду я слушать его,
И «красный» махнём мы сейчас!

Опять тормозная пуста магистраль,
И въелся в бандаж бакелит.
А тот, который меня «заковал»
От страха весь бледный сидит.

Музыка И. Николаева, слова Н. Зиновьева.
Исполнял Валерий Леонтьев (1985)
Прислал Алексей Анатольевич Лёгкий (Волгоградская область, г. Волжский).

О, ночное метро
С четырьмя пассажирами,
Спит родной мой народ,
Человечество мирное.
Снов усталый полет
Да заботы квартирные,
Спит родной мой народ,
Человечество мирное.

Припев:
Этот поздний спектакль,
Где Ромео с Джульеттою,
Это все за пятак
Я проехать советую.

Современник ночной,
Побеседуем вволю,
Часто мы над землей —
Привыкаем к ней, что ли.
Прокрутив просто так
Десять станций мелькающих,
Возвратим за пятак
Дым былого растаявший.

О ночное метро
С четырьмя пассажирами,
Рвется аккордеон,
Песня плачет надрывная.

О ночное метро!
Ты для сердца прибежище,
Но не дай тебе Бог
Стать вдруг бомбоубежищем…

Песенка о московском метро

Арбатская, Пражская и Братиславская,
Новослободская, Автозававодская,
Марьино, Выхино, Новогиреево,
На Краснопресненскую переход.

Красногвардейская, Сокол, Смоленская,
Площадь Победы и Площадь Подбельского,
Речной вокзал, Китай-Город, Беляево,
Не забывайте вещи в метро.

На Рижской толкнули, на Римской пихнули,
Ругались о мерзком на Новокузнецкой,
Дверью зажало на станции Свиблово,
А отпустило на ВДНХ.

В Орехово пили, в Алтуфьево кушали,
На Театральной музыку слушали,
Мы покурили на станции Чеховская,
А отпустило на ВДНХ.

Новокузнецкая, Новокузнецкая,
Новокузнецкая, Новокузнецкая,
Новокузнецкая, Новокузнецкая,
Блин, в эскалатор попали штаны.

На Курской спустились, на Тульской поднялись,
На Кантемировской долго ругались,
Куда-то послали, куда я не понял,
Но в общем, похоже на ВДНХ.

Битцевский парк, Люблино, Комсомольская,
Охотный ряд, Свиблово, Кожуховская,
Проспект Вернадского и Пролетарская,
Багратионовская и Фили.

Аэропорт, Юго-Запад, Каширская,
Южное Бутово и Боровицкая,
И всё вот это вот имени Ленина
Мы основали в тридцатых годах,
В тридцатых годах,
В тридцатых годах,
В тридцатых годах.

Песенка о московском метро

Музыка и слова Б.Ш.Окуджава
Прислал Дмитрий Белановский (г. Москва).

Мне в моем метро
Никогда не тесно.
Потому что с детства
Оно как песня,
Где вместо припева,
Вместо припева:
«Стойте справа,
Проходите слева!»

Порядок вечен,
Порядок свят.
Те, что справа стоят — стоят.
Но те, что идут,
Всегда должны
Держаться левой стороны.

Исполняла Наталья Сенчукова
Альбом «Пусть так будет» (1994)

Я ехала в метро, был очень поздний час,
Валилась просто с ног. О, боже!
Закрылся переход опять в который раз.
Ну что скажу я маме? Что же?
И вдруг ко мне подходит, глаз с меня не сводит
Симпатичный джентельмен.
Он в форме машиниста, одет и выбрит чисто,
И дарит тонкий комплимент.

Метро Сокольники, Речной вокзал,
Он на метро меня всю ночь катал.
Филёвский парк, Измайлово,
Я не встречала никогда такого малого.

Теперь хожу в метро я как к себе домой,
А мама лишь вздыхает, боже!
Катает по ночам меня поклонник мой,
И он по мне вздыхает тоже.
Недавно в воскресенье мне сделал предложенье,
И я наверно соглашусь.
Хотя считает мама — мне замуж слишком рано,
Ему я в жены не гожусь.

Музыка и слова Guf

Шикарное царство размахом поражающее
За копейки приглашает всех желающих
Куда то спешащих и просто гуляющих
Бодрых с утра и вечерами засыпающих
Опаздывающих и уже опоздавших
Местных шарюших и приезжих от своих отставших
И врядли я что то при украшу
Если просто скажу — это все наше.
Ну и как сами видете, прикиньте.
Ловите вам подарок от души, дорогие жители!
И тусуйтесь там, суетитесь, любуйтесь,
Но будьте бдительны и не сорите.
От края платформы отойдите,
Повышенная опасность вся фигня вы помните.
Мое любимое московское метро,
Вот оно, точно , тема про него.
Быстро, удобно, надежно, всегда тепло,
Для нас бесплатно, для вас совсем недорого.
И я тебе не завидую, если ты
Никогда не видел этой подземной красоты.

Кстати, сейчас я хотел бы обратиться,
Послушайте уважаемые гости столицы,
Типа жаждущие культурно продвинуться.
Плиз,
Просто спуститесь вниз.
Сюрприз, вам это не сниться.
Постарайтесь что то впитать и чем-то тут проникнуться.
И прежде чем бежать на выставки и в музей,
Прогуляйтесь по нашему подземелью.
Нет, я прошу прощения, гости,
Но эта тема посвещана, к сожалению,
Тем кто с рождения в этой плоскости —
Главным лицам этого андерграунд представления,
То есть нам, то есть муравьям,
Да и то не всем, а только тем,
Кто рано утром, днём или по ночам
Ориентируется тут легко без помощи всяких схем,
Тем, у кого есть любимые маршруты,
Кто сейчас мчится в поезде на свои замуты,
Кто знает грамотные пересадки,
Знает, где надо зайти, чтобы выйти у первой арки,
Кто избегает кольцевого сумасшествия,
Добирается на район с пакетом без происшествий,
Кто попадая в океан открытый,
Прячет глаза убитые, лениво зевает.

С лёгким, но колким порывом ветра,
Преодолев сырые подземные километры
По светлым станциям и холодным тоннелям,
Лови, metropoliten mail.

Музыка и слова Жанетта Евлоева

Моё метро, я не устану
Ехать домой, к Тёплому стану,
В спальный район, знакомый.
Синий вагон, толпа народа,
А машинист прибавит ходу,
Скоро мы будем дома.

По утрам встрепенётся деловая Москва,
По утрам даже солнце пробивается к вам.
Если верить в удачу
Всё свершится скорей,
Вот бы встречу назначить у стеклянных дверей.

Кто это встал ко мне так близко,
Очень похожий на артиста,
В книгу впился руками.
Снился мне он когда-то, где-то,
С ним я готова на край света –
По кольцевой кругами.

Музыка и слова Ян Николенок (группа Сеtи)

Не читал, не курил, ничего не говорил
Не толстел, не худел,
На девчонок не глядел
Не творил, не тупил
Ничего не ел, не пил,
Не хвалил, не ругал,
Никому не помогал.

А я стоял в метро и просто ждал тебя
Стоял в метро и просто ждал тебя
Стоял в метро и просто ждал тебя
Стоял в метро и просто ждал тебя
Стоял и ждал тебя.

Кто-то шёл за вином
Кто-то с тётками в кино
Кто-то в Греческий зал
Кто-то с бомбой на вокзал
Кто-то в модных штанах,
Кто-то в так себе штанах
Кто по шею в долгах,
Кто-то очень при деньгах.

А я стоял и смотрел синим пламенем горел
На фоне гудков и заветных маяков
Соблазнителей вдов, машинистов поездов
Барельефы в цветах с длинной трещиной в стенах.

А я стоял в метро и просто ждал тебя
Стоял в метро и просто ждал тебя
Стоял в метро, стоял в метро
Стоял и ждал тебя.

Музыка и слова Данил Поминов

Точный, как бой часов
Верный, как старый друг
Поезд придёт в срок
Слышишь колёс стук?
К дому, где ждут всегда
В офис и на вокзал
Мчат тебя поезда
Чтобы не опоздал
В метро. в метро. в метро.

Кто-то собрался в путь
Катит свой чемодан
Нам написать не забудь
Как ты дружище там
Кто-то цветы принёс
И в центре зала ждет
Может быть, повезёт
Может любовь найдёт
В метро. в метро. в метро.

Снова идем с тобой
К букве Метро — и вниз
Ветер обдаст волной
Поезд летит, как жизнь
Трудностей в ней не счесть
Счастья найти б секрет
Знай, что надежда есть —
Вспыхнет в туннеле свет.
Что б ни случилось — знай!
Вспыхнет в туннеле свет.
В метро. в метро. в метро.

Музыка Н. Богословский, слова Л. Ошанин. Исполнял В.Мулерман.

Если Вы знаете песню о метро, которая не упомянута на данной странице,
то вышлите ее, пожалуйста, по этому адресу

О сектантских нападках на православную Пасху

Среди множества протестантских ответвлений и сект есть одна своеобразная, которая называется «Адвентисты седьмого дня». В числе ее отличительных особенностей – избирательное возвращение к исполнению ветхого закона иудейского в том, что касается соблюдения субботы и времени празднования Пасхи. Для того, чтобы доказать свою правоту и отвратить людей от празднования православной Пасхи, они распространяют по рунету «разоблачающие» ее тексты, особенно активно занимаясь этим в день нашего праздника. Кроме адвентистов отрицают Пасху и свидетели Иеговы.

Поэтому уместно именно в день Пасхи и разобрать всю возводимую сектантами клевету на этот праздник. Знакомясь с ней, я вспоминал святого Иоанна Златоуста, сказавшего про некое заблуждение: не знаешь, что делать: то ли возмущаться наглости придумавших, то ли смеяться над глупостью поверивших этому. Удивительно, что, несмотря на всю абсурдность и непристойность «антипасхальных» измышлений, находятся те, кто им верит. Впрочем, перейдем к рассмотрению сектантских тезисов.

В одном из сектантских текстов некий «Пророк из Израиля Иосиф Шмуэль» сообщает, что будто бы христиане «вавилонское и египетское язычество, посвященное богине Иштар, она же Изида египетская… праздник плодородия и сексуальной распущенности смешали с еврейским песахом и еврейским Мессией. Отсюда куличи с яйцами… и кролики». Чтобы у читателей не осталось никаких сомнений, новоявленный пророк приводит доказательства.

Вот первое: «ВАВИЛОН Одним из атрибутов культа богини Астарты (Иштар) были яйца и кролики, олицетворявшие собой плодовитость, плодородие. Затем традиция перекочевала к северным народам. Можно встретить у кельтов, древних славян. Мы до сих пор так считаем, говоря: “Несутся, как яйца” и “Плодятся, как кролики”. Эти символы связаны с жертвоприношениями богини плодородия и к библейской Пасхе никакого отношения не имеют».

Нет никаких исторических сведений о связи культа богини Иштар с яйцами и кроликами

Интересно, где это существует такая поговорка: «несутся, как яйца»? Куда яйца могут нестись? Как? Это вообще-то куры несутся яйцами, а не наоборот. Ну да ладно, поговорим по сути. Мне, как дипломированному религиоведу, конечно, доводилось изучать шумерское и вавилонское язычество. И нигде не попадались упоминания о связи культа богини Иштар с яйцами и кроликами. Вообще-то древних изображений богини Иштар сохранилось немало, и всегда она изображается со львом, иногда также с совами, но никаких кроликов и яиц.

Любознательный читатель спросит: «А при чем здесь вообще наша Пасха и кролики?» – и будет совершенно прав. Ни при чем. Никакого отношения нет. Это чисто западная традиция, возникшая довольно поздно в Германии. Впервые она упоминается в XVI веке. По легенде, которая с самого начала имела характер сказки для детей, на Пасху некий заяц приносит детям разноцветные яйца и прячет их, так что их надо найти. Немецкие колонисты привезли этот обычай в XVIII веке в Северную Америку, где он стал очень популярен во второй половине XIX века, и заяц заменился на кролика. Ни к православной традиции, ни даже к древней западнохристианской все эти зайцы-кролики никакого отношения не имеют.

Доводы тупо скопированы из англоязычных источников – отсюда и кролики на православной Пасхе

Почему же этот «пророк из Израиля Иосиф Шмуэль» написал про кролика в тексте о православной Пасхе? Да потому что он тупо скопировал информацию с англоязычных источников, даже поленившись ее как-то отфильтровать.

Ладно, читаем далее господина Шмуэля:

«ЕГИПЕТ Изначальная идея культа Исиды заключалась в следующем. Когда злые атланты убили и разрубили на 14 частей Осириса – мужскую половину богини Исиды – и разбросали его по всем сторонам света, она сама пошла собирать эти части». – Погодите… Атланты? Мифический народ Атлантиды, описанный в «Диалогах» Платона? Как они могли убить Осириса, причем в «изначальной идее культа Исиды», когда древние египтяне об этом позднем греческом мифе знать не знали и ведать не ведали? Вообще-то, согласно источникам по египетской мифологии, Осириса убил Сет, и Осирис был не «мужской половиной Исиды», а ее мужем.

Как Исида могла “изготовить лингам”? “Лингам” – это понятие из индуизма. Исида исповедовала индуизм?

Шмуэль продолжает рассказ: «Удалось собрать всё, кроме половых органов, которые проглотил крокодил – Злой Дух, обитающий в Ниле. Для этого собранного по частям и магически оживленного мужа Исида приказала изготовить искусственный золотой Лингам, он же – фаллос». Вообще-то не крокодил, а рыбы, и не из золота, а из глины, и при чем здесь слово “лингам”? Это понятие из индуизма, обозначающее каменное изваяние, понимаемое как символ бога Шивы и включающее в себя изображение мужского полового органа. Как Исида могла «изготовить лингам»? Она исповедовала индуизм? От кого бы ей узнать про него? Не от атлантов ли?

Читаем дальше про культ Исиды: «Каждый год на Пасху очередной, специально выбранный отшельник в разгар культового действа на глазах у одуревшей толпы сам себе отрезал мужские органы и кидал их на алтарь Исиды» – вы не ошиблись при чтении – именно на Пасху! И это всё говорится про «изначальный культ Исиды», при том что ранние статуэтки Осириса и Исиды датируются 3000 лет до Рождества Христова – то есть задолго до того, как евреи вышли из Египта, в честь чего и был установлен праздник ветхозаветной Пасхи. Однако это не смущает самозваного «пророка» и цитирующих его сектантов – и действительно, если древние египтяне верили в греческих атлантов, воздвигали индуистские лингамы, то почему бы им заодно не справлять и еврейскую Пасху? Гулять так гулять! Далее наконец говорится то, ради чего автор городил весь предыдущий бред: «Со временем этот ритуал стал вызывать чувство омерзения у народа, и священнослужители алтаря Исиды трансформировали его в жертвоприношение отождествленных фаллосов из теста – то, что в настоящее время в церкви называют куличами. Соответственное белковое смазывание кулича сверху и разукрашенные куриные яйца довершают полноту картины!»

Я прошу прощения у читателей за то, что пришлось процитировать эту мерзость, но поскольку она активно распространяется в интернете и преследует цель заложить в русского читателя отвращение к нашим пасхальным обычаям, а через это и к самому празднику Пасхи – необходимо дать ответ, чтобы ложь не распространялась удобнее из-за отсутствия опровержения. А указанная выше идея весьма популярна у российских адвентистов. Например, она подробным образом смакуется в тексте Антона Зарубы, опубликованном на одном из крупных адвентистских сайтах. Там столько всякой мерзости собрано, что удивляешься: как такие по сути порнографические тексты могут публиковать люди, считающие себя христианами? По сравнению с этим даже текст господина Шмуэля кажется целомудренным. Заруба тоже приводит упомянутые идеи про оскопление у древних египтян и пирожки с разноцветными яйцами как его замену.

Смотрите так же:  Вирус краснуха беременность

Коротко говоря, в этой идее адвентистов, состоящей из двух тезисов, оба ложные. Во-первых, никаких таких культов у древних египтян не было. Миф об Осирисе и Исиде подробно описывает Плутарх, он упоминает, что у египтян было празднество в честь полового органа Осириса, но оно заключалось в процессии, которая несла по городу статую «бога» с увеличенным членом – и всё. Никаких оскопляющих себя отшельников и египетских «куличей» с яйцами. Не упоминает о них и Геродот, посетивший Египет за 600 лет до Плутарха и подробно описавший тамошние обычаи. То есть это всё очередной фейк, придуманный специально, чтобы увязать давно сгинувший языческий обычай с православной Пасхой.

Классическая форма кулича – горизонтальная

Во-вторых, собственно о куличах. Сектанты в подтверждение своих измышлений приводят фотографии исключительно вертикальных куличей, а всё вертикальное у них ассоциируется строго по Фрейду. Между тем классическая форма кулича – горизонтальная. Хотя сейчас куличи пекут разных форм, даже в виде фигурных кексов, на картинах русских художников XIX века, посвященных Пасхе, мы видим только куличи горизонтальной формы [1] , куличи вертикальной формы появляются только на картинах ХХ века.

Собственно, само слово кулич происходит от греческого κόλλιξ – «хлеб круглой или овальной формы», что также как бы намекает на ложность сектантских утверждений. Наконец, пасхальный кулич по своему значению – домашний эквивалент артоса, церковного хлеба, выпекающегося только для пасхальной недели. Артос, как известно, всегда горизонтальный. «В литургических комментариях происхождение артоса часто связывается с апостольской практикой: привыкнув вкушать трапезу вместе с Учителем, апостолы отлагали для Него часть хлеба и после Вознесения, переживая Его невидимое соприсутствие с ними. В древнерусской литературе это сказание об апостолах содержится в послании епископа Тверского Нила Грека († 1521)… тот же сюжет использовался в XVII веке для настенных росписей ярославских церквей… Таким образом, артос напоминает верующим о пребывании с ними Воскресшего Сына Божия, ставшего для них истинным хлебом жизни (Ин. 6: 35). Тот же смысл имеет и выпекаемый верующими кулич» [2] .

Сектанты любят цитировать некоего А.А. Опарина, который первым стал фантазировать насчет происхождения кулича от древних языческих культов, утверждая, что якобы «во всех этих праздниках весны у разных народов присутствовали те же символы мужского начала: куличи и яйца». Хотя адвентисты ссылаются на него как на историка, в действительности по образованию он медик. Что бывает с математиком, взявшимся учить истории, мы уже видели на примере Фоменко, с врачом, взявшимся за религиоведение, получилось не лучше. По уровню невежества и фейков тексты Опарина не сильно отличаются от разобранного выше текста Иосифа Шмуэля, подробно о нем говорить нет смыла, учитывая, что ответы на его опусы уже были [3] .

Что же касается обычая красить вареные куриные яйца в красный цвет, то он известен еще у ранних христиан Месопотамии и давно распространился как на Западе, так и на Востоке христианского мира. Объяснений у него много – например, красный цвет традиционно объяснялся как символ крови Христовой, пролитой на кресте за грехи мира, сама форма яйца – как символ того камня, которым была завалена гробница с телом Иисусовым и который увидели отваленным мироносицы и апостолы. Есть и другие версии – например, что поскольку Великим постом запрещено вкушение яиц (наряду с молоком и мясом), а холодильников в древности не было, то яйца варили, чтобы сохранить их до Пасхи, когда ими можно разговеться, а чтобы не спутать с сырыми яйцами, вареные окрашивали.

И, конечно, нигде и никогда не было ни правила, ни обычая, что яиц может быть только два и их нужно класть непременно рядом с вертикально ориентированным куличом, как требуется для похотливой фантазии сектантов. Поистине, только человеку с совершенно извращенным и растленным умом могло прийти в голову, что будто бы где-то люди, называющие себя христианами, могли сознательно готовить угощение в виде полового члена, нести это сначала в храм, а потом давать своим детям! Адвентисты, распространяющие подобные бредни, обличают себя больше, чем думают обличить нас.

Сексуальная фантазия сектантов не останавливается только на куличах. В упомянутом уже тексте Зарубы есть и такое «откровение»: «Можно еще говорить и о другом фаллическом символе в сегодняшнем христианстве, который проявляется в форме возводимых церковных зданий… Круглое высокое здание, венчающееся куполом, является тем же самым символом».

Эти идеи начали бродить на Западе еще во времена популярности вульгарного фрейдизма. Приходят на память слова Честертона: «Мы сидели на лугу, лениво глядя на вершины деревьев и шпиль деревенской церкви. Вдруг мой спутник сказал: “А вы знаете, почему этот шпиль так торчит?” Я ответил, что не знаю, и он беспечно бросил: “То же самое, что обелиски. Фаллический культ”. Я взглянул на него – он лежал на спине, задрав к небу козлиную бородку, – и вдруг он показался мне дьяволом… но тут ощущение чудовищной нелепости спасло меня. “Ну конечно, – сказал я, – если бы не фаллический культ, он бы стоял на острие”» [4] .

Как видим, на Западе шпили, на Востоке барабан с куполом – не важно что, лишь бы что-то вертикальное и продолговатое, и дело в шляпе! Фаллический символ найден!

Можно порекомендовать господину Зарубе и его единоверцам присмотреться внимательнее, когда они придут в следующий раз на свою субботнюю службу. Нет ли там чего вертикального и продолговатого в интерьере? Ну, например, кафедры, за которой произносит проповеди пастор. Подходит под описание? Поздравляю! Вы нашли фаллический символ! Можно сказать, слегка модернизированный лингам в самом центре адвентистского храма. А еще стоит посмотреть на фотографии адвентистских церквей в Орле, Киеве, Нижнем Новгороде, Петрозаводске, английском Лейчестере, румынском Бузэу, индийском Ковдиаре и многих других местах. Тут даже и приглядываться не надо.

Что, господа адвентисты? Не нравится сравнение? Ну так или перестаньте говорить бред про пасхальные куличи и православные храмы, либо признайте и свои храмы и их элементы происходящими от языческих культов.

Пасха для православных христиан – это не кролики, не яйца и не куличи. Это празднование победы Христа над смертью

Но самое главное, что надо сказать: Пасха для православных христиан – это не кролики, не яйца и не куличи. Все эти вещи не то что на первом – даже на втором месте не стоят. Потому-то для нас и не принципиально, какое именно объяснение есть для крашеных яиц. Это всего лишь добрые народные обычаи, связанные с разговением. Сама Пасха – это празднование воскресения Христа из мертвых. Такова суть праздника, она происходит непосредственно из Евангелия и никакого отношения к культам плодородия не имеет. Мы празднуем не то, что урожая будет много, а то, что Христос победил смерть и даст нам всем воскресение из мертвых. Было бы это зимой или летом – смысл праздника бы не изменился, потому что его средоточием является не природный цикл, а Христос. Но если бы Пасха приходилась на лето, или осень, или зиму, то и аргументы сектантов не поменялись бы – потому что у язычников были и летние, и осенние, и зимние праздники, так что попытаться привязать их к Пасхе с той же нулевой долей обоснованности не составило бы труда.

Однако адвентисты выражают претензии и к самому содержанию нашей Пасхи. Они утверждают, во-первых, что мы не в правильное время ее отмечаем, а надо тогда же, когда евреи, а во-вторых, что Пасха вообще не должна быть связана с Воскресением Христа. Как некоторые адвентисты спрашивают православных: на основании чего вы ввели такой праздник, если он не предписан в Библии?

Прежде всего, давайте вспомним, что ветхозаветная Пасха была установлена в память о чудесном переходе еврее из Египта в землю обетованную. Но в Новом Завете говорится, что Пасха наша – Христос (1 Кор. 5: 7), значит, новозаветная Пасха уже не связана с ветхозаветной, не дублирует ее.

Что именно в служении Христа на земле составляет его вершину? Воскресение! Без воскресения из мертвых это была бы просто еще одна история про убитого проповедника из числа тех, которые похоронены и истлели в земле. Воскресение Богочеловека Христа – это центр нашей веры. О чем апостол Павел вполне определенно говорит: если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша (1 Кор. 15: 14). И апостол Петр подчеркивает, что именно воскресением Иисуса Христа из мертвых Бог возродил нас (1 Пет. 1: 3) и что крещение нас спасает воскресением Иисуса Христа (1 Пет. 3: 21). Воскресение Иисуса Христа – это самое великое событие в человеческой истории, и оно имеет ключевое значение для нашего спасения. Что еще праздновать христианам, как не это? Переход евреев из Египта явно меркнет по сравнению с победой Господа над смертью.

Адвентисты полагают, что во время Пасхи надо просто вспоминать о тайной вечере Иисуса Христа, и они настаивают, что она была в день еврейской пасхи. Но апостол Иоанн свидетельствует, что тайная вечеря Иисуса, которую Он назвал пасхой (см.: Лк. 22: 8), была за день до еврейской пасхи. Уже на следующий день иудеи от Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху (Ин. 18: 28). И позднее Пилат в этот же день предлагает отпустить Его на Пасху (Ин. 18: 39). Евангелист Матфей говорит, что Спаситель предупредил учеников: через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие (Мф. 26: 2), поэтому они на следующий день, то есть за день до еврейской, предложили: где велишь нам приготовить Тебе пасху? (Мф. 26: 17) – и приготовили.

Кто первым отмечал пасху не вместе с иудеями? Ответ прост – Иисус Христос

Так что если адвентисты спросят, кто первым изменил время празднования Пасхи и отмечал ее не вместе с иудеями, то ответ прост – Иисус Христос.

Конечно, в Новом Завете нет заповеди праздновать Пасху, не рассчитана Пасхалия, не содержится чинопоследование службы в этот день, как и многое другое. Но там описывается, как Христос сказал апостолам, из которых составил Свою Церковь: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе (Мф. 18: 18). Установление праздника Пасхи и определение его содержания и порядка – это одно из проявлений той самой власти, которую получила основанная Христом Церковь. Эта Церковь существует доныне и известна сейчас под именем Православной.

В древности некоторые малоазийские христиане отмечали Пасху в один день с иудеями, а другие христиане, в том числе римские, отмечали ее в воскресный день после иудейской пасхи. Первые ссылались на апостола Иоанна, вторые – на апостолов Петра и Павла. Наконец Церковь, подобно апостолам, собрала большой Собор их преемников-епископов, на котором осуществила полученное от Христа право «вязать и решить», признав правоту римской традиции.

Принципы, которыми руководствовалась Церковь, вполне логичны: 1) день Пасхи не должен совпадать с еврейской как знак того, что ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве (Рим. 7: 6); 2) поскольку Воскресение Христа произошло в воскресный день – первый после субботы, то именно этот день недели и подходит более всего для такого празднования, следовательно, оно должно совершаться в воскресенье.

И всё это произошло более чем за 1500 лет до появления первых адвентистов.

Подводя итог, следует признать, что в настоящее время всё чаще приходится сталкиваться с такого рода недобросовестной полемикой со стороны наших оппонентов, когда ими предлагаются заведомо ложные тезисы – в расчете на то, что некомпетентный человек не сможет это перепроверить и «клюнет на удочку». Православным христианам стоит иметь это в виду и не быть чрезмерно доверчивыми, чтобы, по слову апостола, мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения (Еф. 4: 14).

Похожие статьи

  • Как принимать ванну при простуде Польза и вред грецких орехов, применение перегородок, настойки и масла Грецкий орех известен каждому, его разводят в усадьбах и садах по всему югу нашей страны. Высота растения – от 10 до 35 метров. Это дерево с раскидистой кроной, имеющее толстый […]
  • Симптомы последнего гриппа Общая характеристика заболевания Под медицинским термином «глаукома» принято понимать целую группу тяжёлых офтальмологических патологий. Своё название заболевание получило от греческого слова «γλαύκωμα», дословный перевод которого обозначает «синее […]
  • Гонорея у женщин причины возникновения Шум в ушах – причины могут быть различны Шум в ушах, причины которого чаще всего связаны с нарушением процесса мозгового кровоснабжения, достаточно неприятный симптом для больного. За счет этого может снижаться слух, зрение и правильное восприятие […]
  • Основные принципы лечения больных туберкулезом Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. N 761 "О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы" Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. N 761"О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы" В целях […]
  • Как узнать ветрянку у взрослых Возможные осложнения после ветрянки у детей Большинство родителей считает ветрянку довольно легкой болезнью. Такое мнение о ветряной оспе связано с легким течением данной инфекции, которое отмечают у большинства болеющих деток. Однако ветрянка не […]
  • Через сколько определяется вич в крови Мочевая кислота в крови: норма, причины повышенного и пониженного уровня, что делать Мочевая кислота – это конечный продукт реакций превращения пуриновых оснований, составляющих основу нуклеотидов ДНК и РНК, синтезируемый в основном печенью и […]